Напрягайте мускулы сердца

"Если друг в беде, не досаждай ему вопросами, что ты можешь для него сделать. Придумай что-нибудь подходящее и сделай это".
Эдгар Уотсон Хоу


Язык сердца может звучать поэтично, но действия сердца в высшей степени практичны. Когда мы любим, для нас становится очевидным, что мы должны делать и то от чего нужно освободиться. Вы говорите себе: "Я люблю, значит я не могу держаться за обиду или горечь, пожирающие мою творческую энергию. Я есмь любовь, а значит, не могу допустить, чтобы в моей жизни было это состояние, мешающее мне осуществить то, что я должен осуществить".
Что вы готовы сделать и насколько готовы измениться, чтобы стать любовью в действии?

Есть хорошее упражнение: напишите "Я есмь любовь, значит __________________" и заполните пропуск. Для Лисии Картелли "значит" оказалось решимостью повернуться лицом к своему величайшему страху и сделать его величайшей силой. Когда ей было девять лет, в подвале дома бабушки и деда, где она играла в прятки, взорвался газовый баллон. Лисия получила ожоги второй и третьей степени, занимавшие 50% поверхности тела. Хотя она выжила, ее лицо было покрыто рубцами от ожогов, и она боялась огня и природного газа. Став взрослой, она просто ненавидела заправлять свою машину и не могла смотреть сцены с огнем в кино.

Лисия консультровала детей, пострадавших от ожогов, выступала на благотворительных базарах и в школах, но никогда не встречалась лицом к лицу со своим страхом - точнее, пока не решилась с помощью своего будущего мужа, капитана пожарной охраны Брюса Картелли, принять участие в тренировке пожарных. После четырех попыток, во время которых Брюс был с ней рядом, она, наконец, смогла вползти на горящий пролет лестницы, открыть сопло пожарного шланга и тушить пламя до тех пор, пока оно не угасло. После этого она безостановочно проплакала восемь дней, освобождаясь от сдерживавшихся двадцать шесть лет эмоций. Сегодня Лисия считает, что ей была очень полезна "встреча лицом к лицу с драконом". Ее страсть - промогать взрослым и детям, пострадавшим от ожогов и других травм, исцелиться "внутри и снаружи". Она выступает на конференциях, консультирует ожоговые центры в разных странах и разрабатывает, основываясь на собственном опыте, системы поддержки детей, пострадавших от ожогов. И она больше не боится поджечь поленья для костра или приготовить "барбекю".

"Каковы бы ни были ваши страхи, примите их, - советует она. - Когда вы встречаете страх лицом к лицу, он исчезает". Она также рассказывет другим, что все в жизни может стать благословением и что ее шрамы невероятным образом определили цель ее жизни и направление всей деятельности.

Для Аарона Фейерстайна, владельца "Молден Миллз", текстильного фабричного комплекса вблизи Бостона, это самое "значит" стало решением пожертвовать кратковременными выгодами, чтобы помочь тем, кто нуждался в его помощи. В декабре 1995 года, в ночь его семидесятилетия, три фабрики его комплекса сгрели дотла. Взрыв парового котла вызвал пожар, после которого остались лишь фрагменты кирпичных стен и дымящийся оплавленный металл. Компания "Молден Миллз" была крупнейшим работодателем в Метуэне, штат Массачусетс, и около трех тысяч рабочих мест оказались под угрозой. А хуже всего было то, что до Рождества оставалось всего две недели.
В ночь пожара Аарон дал своим работникам три обещания. Он обещал каждому рождественскую премию в 275 долларов. Затем сказал, что будет продолжать платить рабочим зарплату еще месяц и поддерживать их медицинскую страховку ещ три месяца. Последнее обещание было - восстановить завод.

Служащие были потрясены. Они знали, что Аарон вполне мог бы бросить все, заработать свои 300 миллионов долларов страховки и бежать. Если бы это произошло, три тысячи его работников со своими семьями, не говоря уже о магазинах, предприятиях сферы обслуживания и др., связанных с ними, пострадали бы. Но вместо этого, проявив необычайное доверие к ним и решительность, Аарон рискнул своим будущим ради них.
"Что это за этика, если главный администратор готов нанести ущерб трем тысячам людей, которые являются его работниками, и целому городу, где еще много тысяч людей... только ради того, чтобы получить кратковременную выгоду, - говорил Аарон. - Это немыслимо". Служащие Аарона работали с высочайшей производительностью, чтобы восстановить комплекс и наверстать упущенное. Всего через три месяца производство на одной из уцелевших фабрик практически удвоилось.

Аарон инстинктивно чувстовал, что когда мы раскрываем свое сердце, когда мы утверждаем, что ничто не сможет стать на пути нашего выражения любви, то силы внутри и вне нас отзовутся на наш призыв. Пока наши убеждения чисты и то, о чем мы просим, находится в согласии с Божественным планом, Бог будет посылать невидимых помошников - чтобы поддержать нас в нашем деле любви.
Аарон знал и другой секрет совершенствования сердца: когда мы отдаем, то соизмеряем свои дары не с тем, что можем, как нам кажется, себе позволить, а с величиной нужды.

Конечно, "дарить другим" не означает, что нам следует подавлять свои собственные нужды. Любовь - это жертва, но не ваше саморазрушение в этом процессе. Нельзя разорваться на тысячу частей и при этом оставить еще что-то от себя для других.

Иногда трудно позволить себе установить границы или сделать что-то в первую очередь для себя, особенно когда другие тянутся к вам. Но если вы должны оказывать действенную помощь людям, то вам придется дать себе разрешение сберегать огонь своего сердца, чтобы вам хватило этого огня согреть и воспитать еще многих.                       

  читать далее...

По книге Элизабет Клер Профет "Алхимия сердца"